bdsmion

БДСМ сообщество


Культурный центр BDSM
Здесь светло!
Добро пожаловать!
Главная
Чат
Форум
Новости
Библиотека
Люди
:: Поиск
BDSM отношения
Фото/аудио альбомы
Игры
Подарки

Вход :: Быстрая регистрация

Что такое БДСМ? Что такое bdsmion.com?
Безопасный режим
Безопасный режим скрывает весь основной графический контент сайта (эротические фотографии, фотографии пользователей и т.д.).

Таким образом, Вы можете общаться и просматривать сайт, не опасаясь случайных досужих глаз (на работе, в интернет-кафе и других публичных местах). Это также экономит Ваш трафик.
   

Тема «Фрагмент повести "Осенняя Молния" М. Даркевич»


 
  Marion

12Окт2017

05:53:36

 Полезный комментарий. Проголосовать.
От автора: я здесь человек новый )). Если поступаю неэтично, просьба сообщить мне об этом... Работаю сейчас над повестью, в которой, в числе прочего, будут описания сексуальных сцен, в том числе и тематических. Собственно отрывок ниже.

Сейчас этот член был расслаблен, но постепенно наращивал готовность. Легкими движениями руки Ольга немного ускоряла этот процесс, и когда мальчишка почти восстановил силы для следующего захода на взлет, встала с кровати и, лукаво улыбнувшись, подошла к шкафу.

– Ты еще обещал, что станешь подчиняться мне во всем, – напомнила Точилова, снимая с полки предмет, состоящий из нескольких ремешков, отдаленно напоминающий то ли предмет упряжи, то ли орудие пытки. Тим смотрел с легкой тревогой за действиями классной руководительницы. Та ловко (ибо потренировалась заранее) застегнула ремешки на своих бедрах, показав Тиму, как это выглядит. Выглядело это устройство вполне сексуально и симметрично; спереди, там где у мужчин должен быть член, находилось нечто вроде своеобразного крепления. Вероятно, Тим догадался, что это такое (школьники нынче весьма продвинуты), и Ольге не было необходимости устраивать долгую интригу. Взяв с той же полки телесного цвета фаллоимитатор – сравнительно короткий, не слишком толстый и не очень жесткий (существенно меньше настоящего взрослого мужского органа), Точилова прикрепила его к устройству, и продемонстрировала слегка ошарашенному мальчишке типичный страпон, с помощью которого продвинутые в эротических изысках женщины примеряют к себе мужские половые признаки.

– Я тебе нравлюсь? – подбоченившись, спросила Ольга, имитируя мужскую мастурбацию.

– Да ты вообще без тормозов, – с восхищением и опаской в голосе произнес Тим.

– Верно, – улыбнулась Ольга. – Я очень развратная. Как и большинство женщин на самом деле. Готовься, малыш.

– Что ты собираешься делать?

– Как что? Я собираюсь тебя трахнуть. И тебе остается только выбирать, в какой позе. Либо ты остаешься на спине, как сейчас, и поднимаешь ножки, чтобы видеть весь процесс, либо переворачиваешься на животик и подставляешь мне попку не глядя... На твоем месте я бы выбрала первый вариант, но меня устроит любой...

Взяв тюбик с интимным гелем, Ольга выдавила изрядное количество блестящей смазки на фаллоимитатор и размазала ее по всей его поверхности.

– Ну, судя по всему, ты остаешься, как лежишь... – произнесла Точилова и забралась на постель. Тим, не говоря ни слова, приподнял и раздвинул ноги.

– Молодец, солнышко... – проворковала Ольга, гладя его бедра и крепко вставший орган. Выдавив на средний палец правой руки еще геля, она коснулась задней части парня (ягодицы непроизвольно вздрогнули и сжались). – Ну, ну, малыш... Не бойся ты так... Я же тебе плохо не сделаю.

Мальчишка вздохнул и постарался расслабиться. Ольга воспользовалась этим, и ее средний палец скользнул в анус, который тут же плотно обхватил непрошенного «интервента», но из-за большого количества смазки сопротивление было бесполезно. Точилова некоторое время двигала туда-сюда пальцем, а левой рукой нежно гладила яички Тима. Пареньку это стало нравиться уже по-настоящему: он вздохнул и понемногу начал расслабляться.

– Вот видишь, как оно славно. Тебе будет хорошо, обещаю, – прошептала Ольга, нежно покрыв поцелуями его лицо, после чего приподнялась и, придерживая рукой «член», коснулась им ануса Тима, густо покрытого гелем. Для Ольги это было что-то совсем новое. У нее сладко замирало сердце, немного подрагивали колени. Она ощущала что-то похожее на гордость, сродни, наверное, той, которую чувствует мужчина, делающий дефлорацию партнерше; а ведь здесь ситуация прямо один в один, – подумала Точилова: я ведь первая женщина, которая сейчас лишит девственности его попку. И он это знает – видно, как его трясет от такой же новизны и от осознания того, что он переступает – вместе со мной, естественно – очередную черту на пути изысканных наслаждений!

Ольга надавила бедрами, помогая рукой «члену» вползти внутрь. Тим непроизвольно сопротивлялся, постанывая. Ему стало немного больно – в этом не было никаких сомнений. Но мальчишка оказался достоин своей учительницы – он завел руки за спину и раздвинул свои ягодицы. Анус немного подался, стержень пополз внутрь. Пусть он был сравнительно невелик, но все же значительно толще женского пальчика. Тим застонал громче. Но Ольга хорошо понимала, что останавливаться сейчас нельзя – иначе потом будет хуже; чего доброго, эксперимент вообще окончится неудачей. Она чуть усилила натиск, но, стараясь не делать резких движений, плавно ввела «член» в попку юноши на три четверти длины. Тим сделал шумный вдох, казалось, он задыхается. Глаза его широко открылись. Член, который его настоящий, опал.

– Больно, малыш? – спросила Ольга с неподдельным участием. Ей самой вдруг эмпатически передалась эта боль.

– Ничего, сейчас пройдет... – хрипло ответил Тим.

– Конечно, солнышко, – произнесла Ольга, гладя его член.

Через минуту, судя по всему, парень стал привыкать к новым ощущениям, дискомфорт стал уходить. Член зашевелился и принялся раздуваться и удлиняться – зрелище, которое наполняет радостью душу любой сексуально активной женщины. Тим решил ей помочь: он слегка приподнял зад и сам начал насаживаться на страпон.

– Молодец, мальчик мой... – прошептала Ольга. Она выдавила на ладонь еще немного смазки и начала ласкать растущий член, размазывая по нему гель. Устроилась поудобнее, опустила лобок чуть ниже и принялась понемногу совершать возвратно-поступательные движения бедрами, точно такие же, какие совершает мужчина, находящийся со своей партнершей в миссионерской позиции... Сейчас в роли мужчины выступала Ольга, и ей это нравилось до головокружения. Она чувствовала, что ремешки страпона, сходящиеся у нее в паху, слегка трут ей губы и становятся мокрыми от смазки. Вожделение понемногу нарастало. Но оно не мешало ей смотреть на своего юного партнера, который все больше отдавался наслаждению. Его член под животом Ольги напрягся, стал плотным; обильно покрытый гелем, он скользил по ее коже, плотно прижимаясь к ней и доставляя своему хозяину чудесные ощущения... Ольга немного нарастила темп, чуть подаваясь вперед; юноша, повинуясь заданному ритму, начал подбрасывать свой таз навстречу толчкам женщины, обхватил ее сзади ногами, по-прежнему обтянутыми женскими чулками. «О боже мой, да он и подмахивает как девушка!» – поразилась Ольга. От нахлынувших на нее чувств она даже ощутила влагу на своих глазах. Впрочем, влаги внизу было куда больше; Точилова запустила руку между ремешков страпона и пальцами начала массировать клитор. Тим упоительно стонал и прижимал твердый член к животу Ольги все сильнее, пока он наконец не задергался и выпустил небольшую порцию спермы. Ольга, в ожидании этого момента, сделала пальцами нужное движение, и через пару секунд окунулась в облако оргазма, сотрясшего ее тело. Она издала звук, похожий на рыдание... и тут же с удивлением поняла, что и на самом деле плачет.

Это заметил и Тим, когда Ольга подалась назад, и страпон («ль!»), выскочил из его попки.

– Что с тобой? – с тревогой и недоумением спросил он.

– Ничего... Все в порядке... – И, как бы в доказательство этим словам, Ольга тихо засмеялась. Это был смех женщины, счастливой до возможного предела, на все сто процентов...
 
  Marion

20Окт2017

16:26:00

 
C вашего позволения, еще один эпизод...

Когда ладони стоящего позади Ольги мужчины мягко легли ей на грудь, Ольга неспешно завела руки себе за спину, расстегнула брюки Сергея и взяла пальцами его напрягшийся член (и внушительного размера, если уж на то пошло – это все-таки имеет значение для женщины!) Сзади послышался легкий вздох, пальцы мужчины расстегнули застежку лифчика и нежно прошлись по обнаженной коже, рисуя окружности вокруг сосков. Теперь пришел черед Ольги вздыхать. Она закрыла глаза и слегка запрокинула голову, когда Сергей начал целовать ее шею, а его руки, чуть касаясь кожи, стали спускаться по телу вниз. У женщины дрогнули бедра, когда легкое скользящее прикосновение достигло середины ее живота. Она непроизвольно начала двигать своей рукой, обхватившей член, взад-вперед, но Сергей отпрянул назад, затем развернул Ольгу лицом к себе, и они слились в поцелуе. Обнаженные тела соприкоснулись, твердый член уперся в лобок, пока еще прикрытый трусиками. Но вот руки Сергея взялись за их резинку и потащили вниз. Ольга, не сомневаясь в том, что поступает правильно, помогла спустить их с ягодиц и чуть свела ноги, не сжимая их. Трусики соскользнули на пол. Максим или Дима в такой ситуации первым делом бы присели рядом, покрывая поцелуями низ живота и постепенно приближаясь к блестящим от влаги губкам, чтобы запустить между ними скользкий трепещущий язык... Но Сергей этого делать не стал – между ног женщины вдруг оказались его пальцы – нежные, умелые... Ольга послушно раздвинула ноги, наслаждаясь прикосновениями и испытывая все сильнее разгорающееся в ней желание. Сергей слегка подтолкнул ее по направлению к кровати, Ольга села на нее, приподняв колени и разведя бедра. Пока Сергей расставался с остатками своей одежды, она, глядя прямо ему в глаза, положила свою руку на вагину сверху, и принялась ласкать себя пальцами. Диму и Лешку это всегда особенно заводило, они оба иной раз даже просили ее не останавливаться и вознаграждать себя оргазмом самостоятельно... Сергей же оказался больше похожим на Гену – того подобное зрелище тоже заводило, но он всегда приходил к Ольге на помощь... Сергей быстро навис над ней, направил свое орудие в мишень, и его член, несмотря на приличные размеры, легко раздвинул горячие губы влагалища и проник внутрь, скользя («ль!») по эластичной смазке. Ольга упала спиной на поверхность кровати, высоко закинула ноги. Когда же наконец предельная восхитительная наполненность заставила Ольгу застонать в голос, он на несколько секунд остановился, чтобы дать возможность женщине сполна прочувствовать этот сладостный момент, а потом неспешно извлек член почти до выхода из пещерки, на секунду замер, и снова погрузил его в Ольгу. И принялся раскачиваться – ритмично, размашисто; выводя член почти до головки и затем возвращая внутрь на всю возможную длину. О, этот мужчина вел себя совершенно иначе, нежели мальчик по прозвищу Тим! Опытный любовник, словно прирожденный музыкант, он отлично знал, как вести основную мелодию; безошибочно, не фальшивя, извлекал из Ольгиного тела правильные ноты. И сам при этом, надо полагать, не забывал о себе. С каждым движением он понемногу увеличивал амплитуду и вводил член все глубже. Сначала Сергей двигался не особенно быстро, но постепенно начал наращивать темп. Судорожными движениями ног Ольга ритмично притягивала движущееся тело мужчины, словно вбивая его в себя, и подмахивала, прижимаясь снизу... Сергей все увеличивал скорость, его член работал, словно поршень гоночного «феррари», идущего на обгон... Но при этом амплитуда толчков уменьшилась, и мужчина этим нехитрым способом добился того, что почти достигшая оргазма Ольга еще некоторое время билась совсем рядом с вершиной, не в состоянии оказаться на ней. Быстро, еще быстрее... Женщина пришла в полное неистовство, практически потеряв контроль над собой, она укусила Сергея в плечо. И тут наконец ее спина слегка выгнулась, ступни вытянулись до упора, бедра сдавили тело любовника. Ольга извивалась и билась под ним так, как еще, наверное, никогда. Прерывисто крича в пароксизме сладострастия, краем сознания она все же заметила, как Сергей зарычал, словно зверь, и ощутила легкие толчки выброса спермы у себя глубоко внутри.

... Я думала, мы провалимся не только сквозь кровать, но еще и пол пробьем и окажемся в подвале, – произнесла Ольга расслабленно, лениво потягиваясь всем телом. Она перевернулась на живот, чувствуя, как сочится сперма, вытекая из нее на простыни (и черт с ними!)

Сергей, улыбаясь, поглаживал Ольгу по спине пальцами.

– Нежным тебя не назвать, – продолжила Точилова. – Но мне это нравится. Нравится, как ты себя ведешь, истинно по-мужски.

– Да, я самэц, – с нарочитым южным акцентом самодовольно проговорил Сергей. – А ты необыкновенная, – сказал он восхищенно сразу после этого, быстро сменив тон. – Бог мой, да ты такая страстная, я даже представить себе не мог... Ты прямо током бьешь, десять тысяч вольт, сто ампер... Хоть табличку вешай – не влезай, убьет...

– Да брось... Я же слабая женщина. Как же я могу убить? Так что влезай, не бойся.

– Нет, ты сильная. В тебе есть чисто женская сила, если я хоть что-то в этом понимаю!

...Ольга направилась в душ. Направив на тело струи воды и млея от наслаждения, она вдруг увидела висящую на крючке кружку Эсмарха, которую после вчерашней легкой процедуры попросту забыла убрать. Вот черт! Тело покрылось «гусиной кожей», соски стали неприятно твердыми. Интересно, Сергей заметил ее, когда заходил сюда еще в первый раз, как они только пришли с улицы? Да, конечно, заметил. Трудно было не заметить... Прятать резиновый мешок с трубкой сейчас было уже более чем глупо, да и ни к чему, наверное... А может, оно и к лучшему?

Ольга вернулась из душа и, пока Сергей в свою очередь, находился в ванной, прикинула, есть ли смысл продемонстрировать ему что-нибудь из своего арсенала сексуальных игрушек. И, если есть, то когда? Прямо сейчас, чуть позже, или вообще при следующей встрече? У них ведь это еще только первый раз! А сколько еще волнующих эпизодов впереди может оказаться!..

...Глядя Сергею в глаза, Ольга скользнула вниз вдоль его тела, присела на колени рядом с ним, осторожно взяла в правую руку его торчащий член. Жмурясь от удовольствия, она пальцами левой рукой принялась гладить его яички, а головкой члена – возить по своему лицу: по щекам, скулам, подбородку... Высунув язык, похлопала по нему нижней стороной с уздечкой – подобный трюк обычно заставляет млеть любого мужчину.

– Ты это любишь? – не скрывая радостной надежды, спросил Сергей. Вместо ответа Ольга поцеловала его член в головку и кончиком языка пошевелила в серединке отверстия.

Мужчина вдруг переместился к задней части кровати (спинки там не было) и приглашающим жестом похлопал по простыням. Ольга все поняла, легко запрыгнула на постель, улеглась на живот, так, что член Сергея, стоящего на коленях, смотрел прямо ей в рот.

– Я этого никогда не делала, – сказала она. – Имею в виду такую позицию. У меня может что-то пойти не так.

– Все будет отлично. Я не стану пытаться заходить далеко. Если что, можешь толкнуть меня вот так... – он показал. – Если наоборот, решишь, что можно продолжать, сделаешь по-другому...

– Хорошо, мой господин, – промурлыкала женщина, начиная ловить губами член.

– Немного не так, – сказал Сергей. – Постарайся высунуть язык немного вперед, только не напрягай его... Вот так, да... Ротик пошире, а горлышко расслабь полностью... Да, теперь у нас с тобой все должно получиться!

Сергей подался вперед, и в рот Ольги погрузился его член – восхитительно теплый, нежный и одновременно твердый и тяжелый... Головка скользнула довольно глубоко, но пока никакого дискомфорта не ощущалось. Секунд пять пенис был неподвижен, затем медленно пошел назад. Дав Ольге сделать несколько вдохов, мужчина начал повторять вхождение, потом еще раз, еще... Каждый раз член входил немного, но дальше. Это уже был не тот минет с облизыванием, которым Ольга привыкла радовать своих мужчин: ее по-настоящему трахали в рот, и это оказалось настолько волнительно и возбуждающе, что она потекла уже после первых трех-четырех движений туда и обратно.

Сергей осторожно двинулся глубже обычного. Головка уперлась в горло, и у Ольги начались рефлекторные спазмы. Она толкнула Сергея условленным движением, мужчина вывел член назад. У Ольги из глаз текли слезы, она судорожно сглатывала и всхлипывала.

– Не идет? – спросил Сергей участливо. – Может, прекратим?

– Нет, – упрямо ответила Ольга. – Я хочу этого. Мне нравится твой член, но я должна привыкнуть к новым ощущениям.

– Ну что ж... Только давай не будем долго тянуть.

– Я понимаю...

Ольге настолько сильно хотелось доставить мужчине наслаждение, что она согласилась бы и на более неприятные ощущения. Она верила, что дискомфорт должен через какое-то время уйти и уступить место удовольствию.

В общем, так и случилось. Ольга еще дважды терпела фиаско, причем второй раз ей с трудом удалось сдержать спазмы желудка. Зато на третий заход ее горло уже не сокращалось так, как поначалу, и Сергей смог перейти к более размашистым движениям. Ольга начала отдаваться этому ритму. По ее губам и подбородку стекала слюна, а пальцами правой руки она принялась ласкать яички Сергея. Конечно, ей было немного трудно – некоторые сексуальные трюки действительно требуют навыка и определенной настойчивости, а также и некоторой толики самоотверженности...

Приближаясь к оргазму, Сергей все же излишне энергично начал вгонять член в глотку Ольги. Та ощутила легкую боль, заерзала телом, и тут вдруг поняла, что мужчина схватил ее за волосы и начал подтягивать голову ближе к себе. Подобного никто из мужчин Ольги себе не позволял, и наверное, только безмерное удивление и шок не дали Ольге дойти до тошноты. Член Сергея запульсировал и выстрелил спермой в горло. Ощущение содрогающегося мужского органа во рту вызвало знакомое эмпатическое удовольствие и полностью перекрыло все негативные впечатления.

– ... Думаю, еще разок-другой, и я научусь этому так, что ты сойдешь с ума от восторга, – проговорила Ольга, стирая салфеткой слюну и сперму со своего лица.

– Я тебя просто обожаю, – произнес Сергей, поедая ее глазами. – Ты хоть сама-то понимаешь, какое ты сокровище?

– Серж...

– Оу...

– Хочешь, посмотреть, что у меня еще есть?

– Это ты о чем?

– Ну так как?

– Покажи, конечно.

Ольга выдвинула нижний ящик комода... Справедливости ради, она недавно провела небольшую инвентаризацию, и основную часть одиозных игрушек переместила в шкаф, за стопку постельного белья.

Сергей заинтересовался. Присмотрелся, воскликнул:

– Слушай, я даже не сомневался, что у тебя что-то подобное должно быть! Это, я так понимаю, все на тот случай, если ты вдруг оказалась вечером одна?

«Догадливый! – про себя усмехнулась Ольга. – Может, не стоило вываливать перед ним свои интимные секреты?»

– Иногда, – веско сказала она, – мужчине можно отдохнуть. А мне бывает мало...

– О, а вот это уже для двоих! – перебил ее Кнехт, увидев угол упаковки, прикрытый какой-то тканью. Ольга, вообще-то собиралась переместить эту недавно приобретенную штуку в шкаф, вместе со страпоном, зондом Блэкмора и другими своеобразными предметами. – Ты практикуешь «тему»?

– Вообще-то нет... Как ты сказал?

– «Тему». Это ведь первейший СМ-атрибут. Покажи, а?

Ольга вынула из шкафа нераспакованную плетку.

– Классная вещь... – произнес Сергей, вертя ее в руках. – Ты ее купила просто так, да? Как бы на всякий неожиданный случай?

– Угу, – пробормотала Ольга, слегка напуганная хищным блеском в глазах Кнехта.

– Здорово... Слушай, какая же ты все-таки удивительная... Ты, наверное, и ту штуку, которая висит в ванной, умеешь использовать творчески?

Поскольку Ольга ничего не стала говорить (у нее перехватило дыхание), то Сергей продолжил:

– Ты знаешь, я ведь и сам не такой уж опытный в «теме». Первый и последний раз занимался ей еще на втором курсе... Давай, попробуем в следующий раз? Может быть, нам это понравится?..
 
  Marion

28Окт2017

10:40:39

 Полезный комментарий. Проголосовать.
Ну, и еще один...

– О-о-ох... О-ох!

Ольга начала извиваться всем телом, лежа на постели навзничь. Ее руки были закинуты вверх и привязаны шелковыми шнурами к деревянной перекладине над передней спинкой кровати. Лодыжки были зафиксированы примерно таким же образом; задней спинки кровать не имела, поэтому любовникам пришлось проявить изобретательность, чтобы задействовать задние ножки кровати, и при этом не допустить для Ольги ненужного дискомфорта сверх необходимого для игры... Она сейчас ничего не видела – глаза ее закрывала черная повязка. Больше ничего на ней не было, если конечно, не считать плотной пробки в анусе – но про это, конечно, лучше сказать не словами «на ней», а «в ней». В ней, в Ольге, сейчас еще находилось почти три литра теплой воды со слабым мыльным раствором – она все-таки рискнула пуститься во все тяжкие и пойти по пути доверия к Сергею еще дальше. Тот наполнил ее живот с помощью знакомой кружки Эсмарха, висевшей еще в первый вечер их знакомства на стене в ванной, затем заткнул сзади пробкой и уложил на кровать, привязав так, что она, по сути, потеряла свободу полностью и оказалась в полной власти своего партнера... Который оказался не менее изощренным, чем она, даром, что оба делали свои первые шаги в «теме».

Сергей потрогал ей живот, который был плотным от распирающей его воды. Растворенное в ней мыло, пусть и не в большом количестве, но вызывало болезненные ощущения в середине живота и чуть ниже, требуя немедленно выпустить содержимое наружу. Пробка не давала напирающей книзу воде выход; с урчанием вода возвращалась чуть выше, давая на минуту некоторое облегчение. На теле женщины появилась легкая испарина, она то и дело постанывала, приоткрыв рот, а когда позывы становились особенно сильными, начинала кричать и сучить надежно привязанными ногами.

– Я начинаю, – сказал Сергей, которого Ольга не могла видеть.

– Да...

– Ты этого хочешь?

– Да. Да! Да... О-ооох! – в этот момент подкатило особенно сильно. Из глубины Ольгиного живота донесся долгий бурлящий звук, и в этот момент она ощутила, как на кожу чуть выше пупка упала раскаленная тяжелая капля – Сергей наклонил над ней горящую свечу и уронил на живот немного расплавленного парафина. Ольга взрогнула. Через секунду рядом упала еще одна горячая капля. А затем на живот жидкий парафин стал капать ежесекундно. Тело Ольги начала бить дрожь, женщина громко задышала, слегка вскрикивая от жгучих капель... Дорожка из которых замостила кожу над пупком и начала смещаться чуть ниже... Вот и на крылышки бабочки упали первые капли. Бедра Ольги ходили ходуном, словно стремясь соединиться, прижаться друг к другу. Сергей видел, как набухли, увлажнились и чуть приоткрылись нижние губы Ольги, явно приглашая войти между них. Но до этого было еще далеко.

Сергей зажег вторую свечу и передвинулся чуть выше. Немного наклонил обе свечи над грудью трепещущей женщины... Ощущения были, конечно, неописуемые, когда горячие капли упали рядом с ореолами сосков и начали медленно стекать по склонам холмов, постепенно остывая. Ольгина голова моталась из стороны в сторону, тяжелые груди вздрагивали. Женщина закричала низким, хриплым голосом, когда парафин капнул ей на середины сосков, залил ореолы. Тело вдруг сотрясли судороги, словно от оргазма; но нет – он еще не пришел, это просто нервная система женщины, не понимающая, как отвечать на сладкую боль внутри живота и на коже, «на всякий случай» ответила подобной реакцией.

В животе у Ольги снова забурлило – видимо, схлынул очередной позыв. Тяжелое дыхание немного выровнялось, женщина только негромко и ритмично повторяла «ох... ох... ох...» Сергей заменил обе свечи, переместился ниже, и начал капать Ольге на бедра, постепенно, без ненужной спешки, поднимаясь все выше к влажной промежности. Точилова дрожала мелкой дрожью – интенсивность спазмов в животе нарастала, они становились почти невыносимыми, но пробка держала воду надежно. Кап, кап, кап – горячий парафин падал на ноги уже совсем рядом с пахом и стекал вниз по нежной коже внутренней части бедер. Ольге было немного даже страшно – а что будет, когда эти горячие капли начнут падать ей прямо туда... Но пока еще нет – парафин снова начал капать на живот... и вот первая капля упала прямо в серединку пупка, на его мягкое дно. Как будто маленькая молния проскочила от ямочки на животе глубоко под кожей книзу и ужалила прямо в клитор! Ольга застонала на высокой ноте, запрокинув голову. И вот тут-то горячие капли наконец добрались до узких складок между губами и бедрами... Некоторые из них упали прямо на края влажной, открытой щелки. Ольга забила руками и ногами – казалось, еще немного, и шелковые шнуры не выдержат... Но они, конечно же, выдержали.

Они выдержали и следующие шесть или семь минут, когда Сергей убрал свечи и взял в руку вибратор – один из особенно любимых Ольгой, тот, который был набит шариками и умел вращаться внутри самого себя. Кнехт мог поклясться, что подобного пароксизма страсти ему еще не приходилось наблюдать воочию, хотя, конечно, он в жизни повидал всякого. Зрелище женского оргазма всегда волнующе само по себе для любого мужчины, а если женщина кончает бурно, отчаянно, словно в последний раз, это может даже и свести с ума. Или заставить кончить самого. Да, Сергей не смог более сдерживаться. Как только сладкие судороги Точиловой начали немного спадать, он прижался членом к закапанному парафином упругому животу женщины, двинул тазом буквально три или четыре раза... и первая струя спермы достала Ольгиного подбородка.

Когда он снял повязку, то увидел глаза женщины, которая словно познала все тайны Вселенной. Удовлетворение, восторг, любовь, радость – все эти эмоции, ничем не прикрытые, выражало лицо Ольги. Впрочем, гримаса боли вмиг заменила все остальное.

– Все, Серж... Желтый. Развязывай меня. Боже, это было такое... Я не знаю, есть ли в мире слова, чтобы описать все это...

– Оля, любимая, ты не представляешь, как я счастлив сейчас...

Кнехт наклонился, чтобы отвязать первый шнур от ножки кровати. Потом разогнулся, положил ладонь Ольге на живот, легкими движениями сломал парафиновую корку, смел ее на одноразовую простыню. Точилова смотрела на мужчину, доставившего ей невероятное наслаждение, влюбленными глазами.
 
  Marion

01Ноя2017

12:51:27

 
И еще один... Немного нарушена хронология, но это уже мелочи :)

Кнехт сделал замах и хлестнул ракеткой для настольного тенниса по голой ягодице Ольги. Точилова, которая лежала на кровати животом вниз и упиралась коленями в пол, охнула, но скорее от неожиданности и непривычности, нежели от боли. Но Сергей не дал ей возможности углубиться в анализ собственных ощущений, и снова хлестко ударил. Затем шлепки посыпались один за другим; после пятого или шестого Ольга наконец вскрикнула – ей стало по-настоящему больно. Но, прикусив зубами простыню, она лишь раскинула крестом руки и приготовилась к новой серии ударов.

Подобного с ней не проделывали ни разу. Родители ее были против любых телесных наказаний, а отец вообще приходил в ужас от того, что можно поднять руку на девочку. Партнеры (включая даже и тех, немногочисленных «одноразовых») тоже не рассматривали порку в любом виде как сексуальный элемент. И только Сережа Кнехт, который и сам, по его словам, не мог до сего времени в полной мере раскрыть свои предпочтения, сейчас «наказывал» Ольгу... Может, даже и без кавычек.

«Вот, я перешла еще одну черту... Я стала «нижней», «сабочкой», как их еще там называют... И самое странное, это мне начинает нравиться...»

Несмотря на боль. Хотя Ольга уже стонала и кричала в голос, но пока даже и не думала о «желтом». Не говоря уже о «красном». Если бы она могла видеть себя сейчас со стороны, вернее, сзади, то, естественно, поразилась бы ярко-малиновым пятнам на ягодицах, по которым продолжал хлестать ракеткой Сергей. Но все равно, наступил тот момент, когда Точилова, слегка задыхаясь, произнесла «красный!» Кнехт немедленно прекратил экзекуцию, а Ольга, ощущая жгучее пламя от его ударов, перевернулась на кровати, сползла на пол, подошла на коленях к Сергею, обняла его и произнесла «спасибо тебе, мой хозяин».

Черт возьми, они оба все еще смущались и испытывали неловкость! Правда, у мужчины глаза уже горели. Да и член стоял, хотя и не в полной готовности; оба любовника знали, что сейчас они продолжат заниматься немного другими вещами, нежели обычный секс. Ольга тоже чувствовала возбуждение – наверное, от всего вместе: новизны, боли, унижения (хотя бы и наигранного). А может, и от обстановки: они зажгли десятка три красных свечей, подвесили над «сексодромом» красного цвета простыни, ну и – чего греха таить! – распили бутылку красного вина, постепенно раздевая друг друга.

– Я достаточно тебя наказал? – спросил Сергей, помахивая ракеткой.

– Нет... Я очень плохо себя веду.

– Тогда встань... Да, лицом ко мне... Нет, не смей прикрываться руками! Сцепи руки за затылком... И не вздумай их опустить...

Ольга с готовностью выполнила приказание. Сердце ее стучало, несмотря на то, что она знала, что сейчас последует. Опять новое и непривычное... Увидев плетку (новую, только что распакованную) в руках Сергея, Ольга ощутила знакомую теплоту, разливающуюся между ног. Да, это было именно то, что ей сейчас нужно... И неважно, что она никогда, никогда раньше даже помыслить не могла о том, что ей может понравиться что-то подобное!

– Раздвинь ноги... Шире... Ты должна быть полностью беззащитной. И любой участок твоей кожи, любая часть твоего тела должны быть готовы к тому, что сейчас последует... Ты ведь хочешь этого?

– Да, конечно...

– Не так!

– Да, хочу, мой хозяин! Пожалуйста, накажи меня... А-ай!

Сергей хлестнул Ольгу флоггером по бедру. Совсем несильно для начала. Он это делал впервые в жизни, но знал (из соответствующих фильмов , естественно), как должна лежать в руке плетка, как правильно придерживать ее хвосты второй рукой непосредственно перед нанесением удара.

– Продолжай... Продолжай, пожалуйста!

Несмотря на то, что реплика прозвучала не вполне по сценарию (отсутствовало слово «хозяин»), Сергей с готовностью принялся охаживать Ольгу, каждый раз с удовольствием наблюдая, как вздрагивает ее тело после очередного контакта с плеткой... Он бил ее по плечам, животу, бедрам, ощущая, как все сильнее нарастает ее возбуждение, судя по тому, как она непроизвольно подается навстречу хлестким ударам... Вот и первый удар по груди. Ольга издала крик... Нет, даже не крик – это было словно вопль дикой рыси. Вопль дикого, животного вожделения. Кожа Ольги постепенно покрывалась малиновыми полосками, от чего чувствительность к новым ударам только повышалась. Сергей, несмотря на то, что был захвачен этой игрой полностью, все же контролировал себя. Он хотел довести Ольгу до экстаза, но боялся «перегнуть палку», притом и сам все сильнее возбуждался от зрелища изгибающегося под ударами женского тела и вскриков – то глухих, то звонких, то нежных.

И вскоре игра опять немного отошла от сценария – Ольга требовательно, даже грубо закричала: «Я больше не могу! Трахни меня! Слышишь! Прямо сейчас!»

Какой там «хозяин», куда там «плохо себя веду»!.. Впрочем, Кнехту и самому уже стало наплевать на узкие рамки игры. Он отбросил плетку, схватил Ольгу за плечи, повалил ее на кровать животом вниз, точно в такую же позу, в какой недавно ее шлепал, и ввел член, дошедший до стальной эрекции в податливую, влажную щелку. Ль!!! Ощутив внутри себя мужской орган, Ольга не удержалась от сладкого стона и подалась назад, словно стремясь насадиться на него посильнее. Сергей уловил это движение и в свою очередь, постарался загнать член глубже. Немедленно последовавший вздох Ольги подтвердил, что он все правильно делает. Порядком уже распаленный, он начал сразу же делать ритмичные движения. Правда, кончить быстро у него не получалось, видимо из-за небывалого количества смазки... а может быть, еще и из-за вчерашних Ольгиных упражнений с плагом, которыми она пусть немного, но растянула стенки своей пещерки. Рыча, Кнехт схватил Ольгу за волосы, потянул их на себя, наматывая на кулак. Оргазм накрыл его в тот же момент – пожалуй самый сильный и яркий из всех, какие он когда-либо испытывал. И его пик наслаждения тотчас передался Ольге, которая громко закричала, забилась на постели... Сергей ощутил на своих бедрах обильную влагу.

Эту же влагу заметила и Ольга, чье тело долго еще потряхивали легкие судороги, словно «афтершоки» после землетрясения.

– Боже мой, – пробормотала она, проводя по мокрым бедрам ладонью, – я раньше думала, что такого в принципе быть не может...

– Просто ты самая страстная женщина на свете, – с восхищением произнес Сергей.

– Первый сквирт в моей жизни, – растерянно сказала Ольга. – Это ты заставил меня дойти до такого состояния, грубый самэц!

Любовники тихо засмеялись. Сергей обнял Ольгу, та слегка вскрикнула:

– У меня вся шкура полосатая, осторожно!

Но приникла к нему, пряча голову на груди Кнехта. Ей было хорошо, тепло и уютно с этим мужчиной, как, наверное, ни с кем до этого.

– Мы тут так расшумелись, – сказал вдруг Сергей. – Соседи полицию не вызовут?

– Не должны... Я, знаешь, иногда сама себя ласкаю, тоже бывает, заведусь. Квартира угловая, первый этаж. Сверху бабушка глухая живет, за стенкой вот этой – там другой подъезд, сдают посуточно. Иной раз такие оргии устраивают... А через коридор с ванной комнатой нас почти и не слышно.

– А ведь нам обоим это нравится...

– Да. Возможно, мы еще многое сможем придумать. Представляешь, Серж, мы ведь с тобой только в самом начале пути.

– Я даже подумать боюсь, до чего мы можем дойти, – усмехнулся Кнехт. – С такой безбашенностью.

– Это точно. А если учесть, что я бы тоже не отказалась попробовать оказаться верхней...

– Ну, не знаю... – В голосе Сергея вдруг послышалась легкая сухость. – Я не уверен, что это мое...

– Я еще несколько дней назад вообще не была уверена, что меня заинтересует «тема». Но если так, то давай пока не будем об этом. Может, подумаем над сценарием следующей встречи?

– Я уже кое-что придумал...

– Правда?

– Точно. Вот увидишь, мало тебе не покажется.



К началу топика